Фото дома ипатьевых

Накануне ночи с 16 на 17 июля, когда отмечают очередную  годовщину расстрела царской  семьи в Екатеринбурге, накатили вдруг воспоминания из детства и ипатьевых студенческой поры. Потому что и родился я, и рос в Свердловске (как в то время, в память одного их большевистских вождей, назывался город).

Тогда, в начале и середине 70-х, факт бессудной казни  Николая II Романова, его родных, близких и слуг в городе не особо афишировался. В отличие от 20-х годов прошлого века, когда даже официальный праздник такой был – назывался “День народной расправы”.

Но данного “исторического события” не особенно стеснялись. Во всяком случае улицы в новых микрорайонах на тогдашних окраинах Свердловска торжественно назывались (некоторые остались таковыми и сейчас) именами цареубийц (тех кто стрелял, и тех, кто голосовал и отдавал приказ): Войкова, Голощекина, Ермакова, Сыромолотова, Юровской...

До сих пор  помню стенды в областном краеведческом  музее, посвященные этим““большевикам-подпольщикам”  и “героям гражданской войны”. Музей располагался на Вознесенской горке. В бывшем храме. Рядом с  городским Дворцом пионеров (некогда  роскошной усадьбой купца Харитоньева, вдобавок прославившейся съемками в фильме “Приваловские миллионы”) и буквально в 30 метрах от того самого ипатьевского дома.

Я бывал там десятки раз – и с одноклассниками на экскурсии, и с друзьями по двору. Быстро пробегая залы эпохи неолита с каменными наконечниками и костями каких-то животных, мы замирали в последнем. Там стоял самый настоящий пулемет “Максим”, трехлинейная винтовка Мосина с примкнутым трехгранным штыком (говорят, именно такими штыками в подвале добивали девушек – великих княжон и инвалида-царевича) и висел маузер с большой деревянной желтой кобурой – отличительный знак большевика-чекиста...

Однажды, выходя из музея, мы перешли через дорогу и  проскочили через щель в сером  заборе к унылому, обшарпанному дому (“удобства” во дворе – в двух дощатых будочках с общей выгребной ямой). Говорят, в 20-30-х годах здесь были конторы каких-то совучреждений, но уже много лет как особняк  поделили на несколько квартирок. С отдельными входами и пристроенными деревянными сенями с прибитыми к ним синими почтовыми ящиками. То есть ипатьевский дом считался обычным “жилым фондом”. Хотя и неблагоустроенным. Но такого в центре города было тогда полно...

«Храм на Крови», построенный на месте дома Ипатьева

Уж не знаю зачем, мы с приятелем спустились через  открытую дверцу в полуподвал, где валялась какая-то рухлядь, а под потолком этой клетушки, то ли чулана, то ли еще чего, прямо со шнура открытой проводки свисала лампочка-”двадцатка”. Сейчас мне кажется, что на не раз побеленных стенах оставались какие-то отметины. Может быть, это были следы пуль? Или это просто мрачное воображение разыгралось?.. Пьяная синюшная тетка, увидев, как выходим из подвала, разоралась: “Чего ходите, жить не даете! Краеведы чертовы...”.

Спустя несколько  лет, уже поступив в университет, с ипатьевским особняком я столкнулся еще раз. Каждый советский студент, кроме обучения по основному профилю, обязательно приобретал еще и вторую специальность, преимущественно идеологическую. В вузах для этого существовали так называемые “факультеты общественных профессий”. В нашем на выбор предлагалось стать вожатым, социологом или экскурсоводом. Как коренный житель, я, конечно, подался в экскурсоводы.

На первом же установочном занятии наставник из числа аспирантов кафедры научного коммунизма строго-настрого предупредил: “Будете проводить экскурсию по городу – на вопрос о доме Ипатьева не отвечайте! Просто молчите! И вообще лучше объезжать этом место”.  Как именно “объезжать”, наставник не сказал, ведь другой дороги от железнодорожного вокзала, где начинались все экскурсии, в историческую часть Свердловска просто не было...

Предупреждение, впрочем, оказалось излишним. Первая же моя профсоюзно-туристическая  группа состояла из развеселых теток-производственниц и мужиков-работяг из небольшого уральского городка. Первые приехали в  областной центр отоварится, а вторые – попить на свободе от жен и крутануть короткую любовь с первыми. Никакого дела до царской семьи им не было – они о ней вообще вряд ли когда слышали...

Тем не менее, год  спустя, в сентябре 1977-го, по решению  политбюро ЦК КПСС и под личным контролем тогдашнего первого секретаря обкома КПСС Ельцина Б.И. Ипатьевский доми втихаря снесли. Видимо, нашлись все-таки любознательные советские граждане (про иностранных не говорю, потому что путь в Свердловск,  сердце оборонной промышленности страны, иностранцам тогда был заказан)...

Еще года через  четыре, встречаясь со специально отобранным свердловским студенчеством, Б.Н.Ельцин на вопрос о сносе особняка не ответил, быстро переведя разговор на какие-то общежитские темы...

А еще через десять лет наступило время “прозрения” и “покаяния” (или, может быть, смятения и потери всяческих ориентиров?). Исторический маятник качнулся в другую сторону и, кажется, пока замер там. Хотя, понятно, долго находиться в этой позиции, балансировать без равновесия невозможно...

Теперь на месте  снесенного особняка помпезный и  мрачный Храм-на-Крови (и на бабле  добровольно-принудительных “жертвователей”), а в окрестном лесу, где нашли  сожженные огнем и кислотой останки  расстрелянной царской семьи (там  зимой мы катались на лыжах), православный храм-монастырь “Ганина Яма”. Есть еще и улица и технический университет имени разрушителя ипатьевского дома...

Иерархи местной  епархии РПЦ в обнимку ходят  то с единороссами, то с коммунистами, бывшими и нынешниями, и устраивают громкие публичные акции, требуя то снести фонтан по мотивам сказов Бажова, то устилают своими телами дорогу к концертному залу, где должен выступать Борис Моисеев, то громко проклинают аборты и одновременно контрацепцию.

А мне почему-то кажется, что эта страшная, кровавая и беспощадная история зверского расстрела и попыток навсегда схоронить его концы совсем не случайно произошла именно здесь. На Урале никогда особо не ценилась человеческая жизнь. Сначал пришлые огнем и бердышом уничтожали местных. Потом другие пришлые, заковав в железо других таких же пришлых, отправляли их в гору за железом или к горну и летке. Потом пришлых ссылали сюда – подальше от цивилизации. Чужая жизнь не стоит и полушки, а уж жизнь “классового врага”...

Когда приезжаю в  Екатеринбург, каждый раз ловлю себе на мысли: а ведь здесь ровным счетом фото дома ипатьевых ничего не изменилось, хотя хибары в основном посносили, а вместо них выросли вставные зубы стеклянно-металлических офисных высоток. Мой родной и до боли любимый город, вернув себе историческое название (как будто Катька чем-то лучше Яшки?), остался все-таким же насупленным, злым и холодным, как и во времена моего детства.

Уж не знаю даже, откуда такое чувство...

http://www.kp.ru/daily/25719/2712604/


Источник: http://amnesia.pavelbers.com/Romanov%20Dom%20Ipatieva.htm


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Фотографии Ипатьевского дома и вещи из него представят Современный интерьер гостиной с кухней

Фото дома ипатьевых

Дом инженера Н.Н. Ипатьева: последний дом царя Наш Урал

Фото дома ипатьевых

Достопримечательности Екатеринбурга. Дом Ипатьева

Фото дома ипатьевых

Чудеса в Ипатьевском доме » Москва - Третий Рим

Фото дома ипатьевых

Дом Ипатьева на фото и карте

Фото дома ипатьевых

Дом Ипатьева

Фото дома ипатьевых

Shtory - dlya - spalni

Фото дома ипатьевых

Баня своими руками: дизайн, идеи. Фото бани

Фото дома ипатьевых

Встроенные шкафы-купе. 867 фото

Фото дома ипатьевых

Гибкий камень: материал для отделки интерьера и экстерьера

Фото дома ипатьевых

Детская в гостиной - фото дизайна интерьера, детская

Фото дома ипатьевых

Дизайн гостиной комнаты фото